"Открытый доклад: "О состоянии дел на Украине"

Основанием для настоящего доклада явилось социологическое исследование, проведенное ИАП «SOCIUM» в июле 2007 года на Украине. Участниками исследования, основным методом которого был анкетный опрос, стали 12'690 респондентов в 273 населенных пунктах согласно выборочной совокупности, рассчитанной по признакам возраста, пола, национальной принадлежности и территории проживания (город/село).

В результатах исследования зафиксированы внутриобщественные противоречия, детерминированные по признаку полового различия, возраста и территории проживания. Все основные тенденции, также зафиксированные  в результатах исследования, могут быть обоснованы и объяснены вышеупомянутыми противоречиями. 

Первое и главное, что бросается в глаза – изменение внешнеполитических приоритетов населения Украины: что называется, просели прозападные векторы, в то время, как популярность реинтеграционных идей в отношении России и других стран СНГ, в частности государств, входящих в  ЕЭП,  возросла до рекордного за последние годы уровня. И если перспективу членства Украины в НАТО или вхождения в ЕС поддерживают соответственно 17,0% и 35,2% граждан Украины, то за более глубокую интеграцию со странами  ЕЭП высказались 71,7% украинцев.

Изменение внешнеполитических приоритетов населения подтверждается и рекордным количеством украинских граждан, готовых поддержать возврат Украины в систему государственного устройства, существовавшую до 1991 года, то есть, в СССР. 41,2% украинцев готовы пойти на такой шаг 18,2% затруднились с ответом, 37,4% высказались  против.

«За» вышеуказанные перспективы и по ЕЭП, и по возврату в СССР, в большей мере высказываются респонденты женщины в возрасте от 31 до 70 лет, преимущественно проживающие на урбанизированных территориях страны. Они же, в большинстве своем, сформировали социально – экономическую картину согласно, которой, у 30,3% украинцев за последний год, уровень материального благосостояния понизился, в то время, как у 42,0% ничего не изменилось, у 26,1% улучшилось. Обобщая социальный портрет этой группы, представители, которой указывают на снижение уровня благосостояния, а также, высказываются «против» вступления в  НАТО и ЕС и «за» углубление интеграции со странами  ЕЭП,  можно сказать, что речь идет о матерях, традиционно несущих на своих плечах груз ответственности за быт и благосостояние семьи. Именно матери думают о хлебе насущном, и поэтому чутче реагируют на такие процессы, как инфляция и рост цен. Матерями, в первую очередь, фиксируются  такие опасности, как рост смертности в армии, криминализация обстановки в обществе, рост уровня беспризорщины, отсутствие перспектив на трудоустройство,  учебу и пр.

Квинтэссенцией противоречий между респондентами мужчинами и респондентами женщинами, можно считать  выбор партийно–политических приоритетов и отношение к так называемой "оранжевой революции". Большинство респондентов отрицательно относятся к данному эпизоду в новейшей истории страны (1). Среди тех, кто отрицательно относится к оранжевой революции существенно больше женщин, притом, что среди положительно относящихся к революции, большая часть  мужчины (2).

Еще один критерий, согласно которому выявлялось мнение респондентов по тому или иному вопросу – это территория проживания, город или село. Оранжевую революцию, как собственно и политиков вместе с партиями так называемого оранжевого толка, поддерживают в большей мере сельские жители. В первую очередь речь идет о западноукраинском селе.

Дополняя вышеуказанное, необходимо изложить взгляды респондентов на партийно – политический спектр. На момент проведения исследования Партию регионов (ПР) поддерживают свыше 41,4% потенциальных избирателей, и это преимущественно жители города в возрасте от 31 до 60 лет, со средним, средним специальным, незаконченным высшим и высшим образованиями. Среди них преобладают женщины, они составляют 50,2% из общей массы готовых голосовать за ПР. При этом, личный рейтинг лидера ПР В. Януковича составляет 33,3%. Кроме того, необходимо отметить, что значительное число респондентов (22,3%) относятся к Януковичу скорее положительно, чем отрицательно.
Кардинально иная ситуация у  Блока Юлии Тимошенко (БЮТ). Существенную часть из 14,7% текущей поддержки обеспечивают этой политической силе респонденты в возрасте от 18 до 31 года, с начальным, незаконченным высшим и высшим образованием, а также жители западноукраинского села, где поддержка у БЮТ довольна ровная  вне зависимости от дифференциации по половому и возрастному признакам. Однако в целом по стране за БЮТ готовы голосовать значительно больше мужчин, чем женщин.
Уровень политической поддержки у лидера БЮТ Юлии Тимошенко составляет 10,6%. Кроме того, не меньшее значение имеет и другой показатель – уровень недоверия к персоне Тимошенко, который составляет 58,1%. Поддержка  Тимошенко, также складывается из голосов молодежи, преимущественно мужчин.

Блок "Наша Украина" претендует на 11,8% голосов на предстоящих парламентских выборах. Структура электоральной поддержки НУ примерно такая, как у БЮТ, с поправкой на меньшую дифференциацию электората по половому признаку.
Личная поддержка президента Украины В. Ющенко составляет 8,2% и структурно соотносится с электоральным базисом НУ.
Компартия Украины может рассчитывать на 7,5% голосов избирателей. Электоральный базис КПУ в значительной степени детерминирован поддержкой возрастной группы избирателей от 51 года и выше. За КПУ готовы голосовать в два раза больше мужчин, чем женщин, преимущественно это граждане с неполным средним и средним образованием.

«Народная самооборона» по состоянию на конец июня -  начало июля 2007 года могла рассчитывать на голоса 4,5% избирателей. Структура электоральной поддержки НС имеет одну особенность – за эту политическую силу в подавляющем большинстве готовы голосовать люди с высшим образованием, сельские жители, преимущественно мужчины.
Особый интерес представляют собой электоральные ядра вышеуказанных политических сил.
Довольно прочные электоральные ядра у НУ, НС и БЮТ. В меньшей степени, это относится к КПУ и ПР.
Силой, которая сковывает атомы электорального ядра, как  НУ так и НС являются национал–патриотические (отчасти национал–социалистические) идеи, характерные для существенного числа жителей Западной Украины и в меньшей степени для населения Центральной Украины. Апологеты этих идей, готовы принести в жертву своим взглядам на патриотизм и державность социально–экономическую и гражданскую стабильность  в государстве.

Вес электорального ядра теперь уже единой НУ-НС составляет 6-8 % избирателей. Ядро имеет перспективы роста, в случае, если НУ-НС не сможет переломить ход избирательной кампании и по итогам выборов наберет не выше прогнозируемых 11% (с учетом определенной погрешности). Такой результат будет считаться проигрышем национал–патриотической идеи административному (бело–голубому)  ресурсу и коррупции, что окончательно утвердит оппозиционный характер НУ-НС и привлечет сторонников из числа тех, кто всегда против «злочинной влады».

Электоральное ядро БЮТ в большей степени сформировано за счет общественных групп, культивирующих идеи квазисоциальной справедливости, воспринимающих декларативные  взгляды на экономические механизмы. Указанные общественные группы императивно верят в методы государственного регулирования цен на определенную номенклатуру продукции, которые не только декларировались лидером БЮТ, но и в период ее нахождения на посту премьер–министра страны  были экстраполированы на материал украинской экономики.
В целом, электоральная ниша БЮТ на украинском политическом поле аналогична позиции, которую в России занимает ЛДПР В. Жириновского, с поправкой на то, что последний, никогда не занимал посты в исполнительской власти.

Вес электорального ядра БЮТ составляет 6-8%. Отношение украинских избирателей к лидеру БЮТ Ю. Тимошенко также весьма схоже с отношением россиян к В. Жириновскому – категорическое неприятие большей частью избирателей при стабильной поддержке части люмпенизированных слоев общества.

Электорат коммунистов можно классифицировать как демографический. Под этим термином, подразумевается электоральная поддержка по большей части обеспеченная группой населения в возрасте от 60 лет. Именно эта группа и является электоральным ядром КПУ, которое имеет тенденцию к уменьшению объема. Катализаторы этого процесса: 1) стареющий электорат и в частности высокая смертность среди мужчин, которые составляют 2/3 всех избирателей КПУ, 2) отсутствие поддержки среди молодежи и социальных слоев среднего возраста по причине пренебрежения современными концептами левой идеи и сохраняющихся ассоциаций с позднесоветским периодом деятельности КПСС, 3) отток в основном к ПР львиной доли  избирателей, отождествляющих КПУ с силой, способной материализовать популярную идею экономической интеграции и особых отношений с Россией. Вес электорального ядра КПУ – 3-5%.

Наиболее интересна ситуация с электоральным ядром ПР. Если у конкурентов НУ-НС, БЮТ и КПУ, электоральные ядра сформированы из социальных групп, представителей которых объединяет соответствующая идеология, то электоральная поддержка ПР обеспечивается в большей степени деидеологизированными (деполитизированными) социальными группами, чье основное чаяние - нормализация (стабилизация) социально–экономического положения в государстве. Указанные социальные группы,  которые включают в себя по большей части экономически активное население Украины, не воспринимают декларативные заявления, а судят о партии (в данном случае ПР) по конкретным делам. Поэтому, когда в качестве наиболее актуальной общественной проблемы граждане фиксируют кризис в экономике (3), то выбор существенной части избирателей оказывается в пользу тех, кто эксплуатирует не идеологию, а программу выхода из кризиса.
Однако тезисы, приведенные относительно ПР, необходимо дополнить еще одним. Большинство избирателей, готовых голосовать за ПР, также отдают свое предпочтение укреплению отношений с Россией, в частности, в рамках ЕЭП. То есть залогом реализации антикризисной программы, о которой активно говорят представители ПР, существенная часть избирателей считает сближение с Россией и странами ЕЭП.
Вес электорального ядра ПР составляет 12-14%. Это те, кто достаточно продолжительное время (в случае если партия, например, не расколется), продолжат верить в экономическую сущность ПР.

Другой массив избирателей – это голосующие за ПР из реваншистских настроений в отместку «оранжевым» силам за 2004 год. Основанием для выбора ПР является административно–бюрократический и финансово–экономический  вес партии, который по мнению этой группы избирателей является достаточным для низвержения оранжевых. В целом, это очень сложный пласт избирателей, чей реваншизм  обусловлен отсутствием возможности в 2004 г. громко заявить протест против происходящего и отстоять свою позицию. Во время оранжевой революции эти люди (в возрастном диапазоне от 31 до 60 лет, со средним, средним специальным и высшим уровнями образования) находились на рабочих местах - в шахтах на заводах и в офисах - и не имели возможности покинуть рабочее место в угоду митингам. Объем указанного  электорального массива в структуре поддержки ПР составляет до 15 % избирателей. Избиратели этой группы всегда будут ориентироваться на жесткую оппозиционность оранжевым.

Третий пласт избирателей ПР, в который входят и часть населения, возвышающая экономические приоритеты над политическими и часть протестно–реваншистского слоя, это граждане голосующие за ПР в силу, как они считают, ее пророссийской сущности.  Таковых около 10% от общего числа избирателей.

Вышеприведенный анализ демонстрирует, что более половины украинских избирателей, несмотря на изобилие партий, движений и блоков, совершают свой выбор инерционно, ибо голоса избирателей расходятся по партиям, которые в последствии отходят от продекларированной ранее линии. Расчет делается на то, что избиратели этот тренд заметят с опозданием. В первую очередь это касается Партии Регионов.
Особого внимания требуют следующие цифры: упомянутый выше уровень поддержки интеграционных идей, в данном случае в рамках ЕЭП (71,2%),  и количество граждан фиксирующих экономический кризис, как наиболее актуальную проблему для современного этапа украинской действительности (73%).

Объяснение столь внушительным цифрам есть. Общая социокультурная и этническая ментальность, узы родства и дружбы между россиянами и украинцами подталкивают последних сравнивать свой уровень жизни, благополучия и пр., с тем, что имеют россияне. Скорее всего, так будет продолжаться еще достаточно долгое время, ибо растет поток мигрантов украинцев, оседающих в России (4), но теряющих связи с Родиной. Вышеуказанные сравнения сегодня не в пользу украинцев, которые, поэтому, считают современный жизненный уклад украинского населения противоестественным и навязанным. Уже сейчас определенная  часть украинского общества считает, что на Украине не осталось политических сил, которые действительно отстаивают близкую им пророссийскую позицию. Их протест может окончательно материализоваться в 2009 году, когда на выборах президента фактически не будет альтернативы, ибо уже сейчас респонденты отмечали  тенденции по объединению части оранжевого фланга с ведущей политической партией, коей является ПР.

Еще одна детерминанта - растущий протест украинцев против своих политиков, которые, как они считают,  не выражают их взглядов, может быть перенаправлен против российского правящего класса.Это может произойти, если российская сторона по прежнему будет мириться с дальнейшим спекулированием пророссийской идеей на Украине, которое осуществляется широким спектром украинских политических сил. Более того, многомиллионная армия тех россиян, о которой говорилось выше, связанная с Украиной узами родства и дружбы, не будет до бесконечности терпеть пассивность своих правителей и их апатичное отношение к проблемам братского украинского народа. В особенности, не стоит игнорировать нерешенную украинскую проблему в контексте выборов 2008 в России.


Примечания


(1) 55,4% украинцев к оранжевой революции относятся «отрицательно», 11,4 % положительно.
(2) «Положительно» оценивают последствия «оранжевой революции» для граждан Украины в настоящее время 14,9% - мужчин и 8,9% - женщин.
(3) 73% респондентов в качестве наиболее актуальной для современной Украины проблемы, указали кризис в экономике государства.
(4) Численность легальной трудовой миграции из Украины в Россию составила: 142 тыс. человек на конец 2005 года, 171 тыс. - на конец 2006 года.

© 2002—2011 Информационно-аналитический центр «SOCIUM».
Все права защищены.
При цитировании информации гиперссылка на «SOCIUM»
обязательна.